Тактическое и психологическое поражение от уругвайцев

-ЧМ-1970. Сборная вылетела в четвертьфинале, но вы лично провели прекрасный турнир. Остались удовлетворенным или разочарованным?

- Конечно, разочарованным! ЧЕ-1968 и ЧМ-1970 я воспринимал как соревнования в контексте оценки самого себя и насколько я утвердился как игрок сборной СССР. С декабря 1969 года мои мысли были заняты только чемпионатом мира в Мексике. Уже тогда я думал, что к турниру нужно подойти абсолютно здоровым, поэтому Кисловодск — грязи, вода. Затем Среднегорье — пробежки, восхождение в горы, бассейн. Я готовил себя к ЧМ! Уменябыла мечта — выйти на мировой уровень. Всё было подчинено этому желанию. Войти в число лучших игроков чемпионата мира, забить четыре мяча, оказаться в символической сборной чемпионата, быть лучшим игроком сборной СССР — это удалось, потому что я полгода шел к этой цели, включая конфликт с главным тренером непосредственно перед стартом ЧМ.

- Что конкретно?

- Проходила адаптация к временным условиям. Была серия матчей с колумбийскими и эквадорскими клубами. Перед матчем открытия с Мексикой у меня возникло такое чувство, как потеря вкуса игры. Мне казалось, что я себя каким-то образом разбалансирую, теряю концентрацию… Я попросил Качалина разрешить мне не участвовать в последних матчах, дабы почувствовать голод и сохранить желание к игре. Я не хотел расплескать всю энергию на товарищеские игры. Маслов, Якушин, Качалин — тренеры, которые могли прислушаться к мнению футболиста. Якушин прислушался ко мне в матче с венграми в 68-м, Качалин — к моей подготовке к ЧМ-1970. Это непростые вещи, потому что есть программа подготовки. И тому же Качалину нужно было принять мою позицию перехода на специфическую работу. Да, я бегал, плавал, был фитнесс, но не играл, потому что хотел изголодаться по мячу. И это дало результат!

- Бельгия, 4:1. По-моему, это лучший матч сборной СССР в истории ЧМ, с самыми красивыми мячами. Согласитесь?

- Давайте вернемся к матчу открытия с Мексикой, который был тоже очень важен. Мы можем говорить о тренерах сборных СССР, включая Качалина, выигравшего Олимпиаду-56 и Европу-60, и последних тренеров сборной, правда, последним был я… У меня единственного был опыт участия как игрока на высшем уровне — это чемпионат мира и Европы, и потом как тренера. Фактор очень важный. Приходят знания, бесценный опыт. К сожалению, не у всех получается добиться результата. Ноу меня все-таки эти результаты были — и в 1988-м, и когда Южная Корея играла на ЧМ-1994. Это я так плавно подвожу к матчу открытия 1970 года. В нем наши тренеры допустили ошибку. Они немного недооценили сам момент открытия мирового первенства.

В открытии игроки выходили на парад и стояли под палящим солнцем в ожидании свистка. Мягко говоря, это внесло дисбаланс в состояние футболистов. Это как бы охладило пыл, рвение. На Олимпиаде в 1988 году, а я помнил уже опыт 1970-го, на парад перед игрой с Кореей я велел выходить запасным игрокам, в форму переделись даже массажисты и доктора, чтобы выдержать нужное количество участвующих в параде. Основа стояла не на солнце, а сидела в раздевалке. Играть было невыносимо сложно в плане климатических условий как в Мексике, так и в Сеуле. Температура в Мексике была за тридцать. Плюс матчи с хозяевами по определению сложные — это зависимость от положительного результата, не проиграть. Это сказывается на тактике, это сковывает игроков. И в Мехико, и в Сеуле мы сыграли с хозяевами 0:0. А теперь возвращаемся к матчу с Бельгией. Понятно, что нам нужна была только победа, хотя сборная Бельгии была очень хорошей командой в 1970 году. И знаете, мне кажется, Качалину удалось нивелировать весь негативный фон после ничейного результата с Мексикой и придать уверенности ребятам. Мы провели действительно впечатляющий матч -лучший на ЧМ в Мексике.

- Вы с Мунтяном устроили такую бомбардировку бельгийцам, можно сегодня нашим сборникам приводить в качестве примера. Почему уругвайцев так не бомбили?

- Это разные команды. С Бельгией мы играли на встречных курсах — обе команды думали не о том, как не проиграть, а о том, как победить. Отсюда и свободное пространство для ударов. Что касается Уругвая, то это была очень вязкая игра. У нас вышло три центральных защитника, что ограничило нас в творческом потенциале и развитии атаки. Хотя опять же я забил после стенки с Мунтяном — он бросил в прорыв, я вышел один в один и переиграл уругвайского вратаря. Это был чистый мяч, но его не засчитали. Здесь нужно отметить такой фактор, как проведение чемпионата в Южной Америке или Центральной Америке. Как правило, у себя на континенте чемпионами мира становились региональные команды. То же самое в Европе. И с этим хочешь не хочешь, а приходится мириться. Вот с этим мы столкнулись в матче с Уругваем. Потом судьи вышедший за лицевую линию мяч оставили в игре и дали возможность забить Уругваю победный гол, когда Кавазашвили и наша оборона уже выключились из борьбы. Времени отыграться у нас уже не было, потому что пропустили мяч на последних минутах дополнительного времени. Матч был очень изматывающим в физическом плане. Плюс выбранная тактика «не проиграть» тоже сыграла отрицательную роль. К тому же лидер уругвайской команды Кубилья был очень быстрым и ярким игроком в индивидуальном плане. Валентину Афонину не хватало скорости в единоборстве с ним. Вот этот фактор сильно нервировал нашу оборону. Но в целом при абсолютно равной игре — вспомните эти моменты! -вы понимаете, что мы должны были побеждать.

Был еще один фактор, который очень недооценивают. «Золотая ручка» моего друга Валерия Поркуяна определила нам в соперники по четвертьфиналу Уругвай. А могли мы сыграть с Италией. Тянули жребий, как вы помните… Почти все наши ребята не хотели играть с Италией. Хотели Уругвай! Удивительная метаморфоза. Боязнь Италии гарантированно заставила бы нас сыграть предельно сконцентрированно. Мы бы подготовили себя к игре на пределе. И вот выпадает Уругвай, и все облегченно вздыхают. Естественно, начинается обратный процесс расслабления. Вздохнули! Вместо того чтобы быть на пределе. Психологически и подсознательно подумали, что Уругвай обыграем.

 

О революции в футболе

-Мексиканская жара и высокогорье могут служить в качестве оправдания?

- Нет. Команды находятся в равных условиях. Многое зависит от личностных, волевых качеств. Кстати, на таких чемпионатах наши выдающиеся украинские игроки не смогли себя реализовать ни в Европе, ни в мире. Это соревнования, которые определяют очень большие требования к личностным качествам.

- Вы отмечали, что у Кавазашвили была лучшая реакция среди всех вратарей в СССР. Почему же в историю вошел Яшин, а не Кавазашвили?

- Яшин это очень длинная история. Это вратарь, который, начиная с 1956 года и по 1970-й, был основным вратарем сборной СССР. Это вратарь, который, собственно говоря, и положил начало всей вратарской советской школе. Думаю, Кавазашвили, а в большей степени Витя Банников, красота игры которого была просто потрясающей, Рудаков Женя, который тоже был выдающимся вратарем, — все они последователи Яшина. Если бы

Рудаков в 1970 году не получил травму, думаю, этого прекрасного чемпионата мира могло не случиться у Кавазашвили. А вообще Анзора отличала очень уверенная игра на линии. Несмотря на невысокий рост, только благодаря своему темпераменту и очень хорошей реакции на удар, он сумел стать первым номером сборной!

- Вот еще что. В 1962 футбол был очень медлительным, футболисты неповоротливыми. За восемь лет (ЧМ-1970) футбол ощутимо вырос в динамике. Вы прочувствовали эти изменения на себе?

- Я начал играть в 63-м. В 1964-м пробовал себя в основном составе — сыграл уже в чемпионате СССР и в Кубке. Я могу сказать, что менялись требования к игре. В 1958-м был революционный чемпионат мира, когда вместо «дубль-вэ» появились 4-2-4 и изменилось количество атакующих игроков. В 1962-м были уже проблески того, что команды испытывают определенные проблемы с тем, что количество игроков в обороне выравнивалось. На смену ЧМ-1962 в Чили пришло 4-4-2 с двумя центральными нападающими. Средняя линия была увеличена. Предвестником 4-4-2 был Виктор Маслов. Он предвидел революционные изменения в футболе, а ЧМ-1966 только утвердил то, во что играло киевское «Динамо». Противоречия в футболе, которые не позволяли эволюционировать, связаны с двумя вещами. Это противоречия непосредственно обороны и атаки. Теперь приходилось преодолевать более насыщенную оборону. Если раньше было три защитника, то стало четыре, появился либеро. Главное — это соперничество двух стилей игры, латиноамериканского и европейского. В результате мы увидели 4-3-3 и тотальный футбол. В игре совсем изменились требования к футболистам, не столько в скорости, сколько в личностном отношении к игрокам. И в конце концов мы пришли к главному -универсализации! К примеру, Беккенбаэур был атакующим игроком на ЧМ-1966 в Англии, но в 1974-м году он уже играл на позиции либеро. То же самое можно сказать о Круиффе. Он мог играть на любой атакующей позиции, не уступая никому и будучи очень полезным.

 

Чемпионат мира с Южной Кореей

- ЧМ-1994. Вы в штабе сборной Южной Кореи. Какими были ваши полномочия?

- Я отвечал за результат сборной. Например, я ездил в Европу и просматривал сборные Испании и Германии. И на чемпионате мира, считаю, Южная Корея показала результат — ничья с Испанией, ничья с Боливией. Последний матч играли с чемпионами мира Германией. Горели 0:3, но переломили всю игру во втором тайме и чудом не вырвали ничью (2:3). Я вспоминаю слова редактора «Киккера» Карла-Хайнца Хайманна на пресс-конференции. Он воевал в России, потом был плену. Так вот он сказал: «Мне эта игра напоминала ситуацию времен войны. Только в России был мороз, а в США так жарко, что даже холодно было». С немцами нас подвела только реализация.

- Как бы вы объяснили тот факт, что в играх с Испанией и Германией корейцы в одном случае вытянули матч с 0:2, а во втором чуть не вытянули после 0:3?

- Проблема Южной Кореи заключалась в том, что она психологически не готова была играть с первых минут, учитывая статус Испании и Германии. Эти команды по классу были явно выше. Мне с тренерами не удалось вселить ребятам уверенность, поэтому было провалено начало в обеих встречах. Но в остальном у команды была очень хорошая подготовка. Если бы не психологический барьер, Южная Корея обязательно сыграла бы в плей-офф. Вообще я хочу сказать, что психология в таких турнирах на первом месте. У меня есть свое выражение: психология выше арифметики. Образно говоря, когда ты защищаешь ребенка или мать, твои силы утраиваются. Соперник может быть драчуном на порядок сильнее, но мотивация в таких случаях у человека такова, что он надерет уши этому драчуну. Внедрение уверенности является первостепенной задачей тренера. Мне приходилось работать и в сборной СССР, и в олимпийской команде. Для нас не существовало соперника, которого мы боялись бы. Мои игроки всегда были уверены, что могут победить любого соперника. До игры мои команды не проигрывали.

- За результат чьей страны вы больше переживали в США: Южной Кореи или России?

- Работа обязывала к тому, что все силы были отданы Южной Корее. Я был непосредственно в работе. Конечно, я следил за сборной России. Это была практически моя команда. Единственное — не поехали на ЧМ порядочные, профессиональные, но пошедшие на принцип игроки! Те, кто остался, в целом, не показали того, на что были способны. Но и у меня, заверяю, не было злорадства. Мне всё равно было обидно за команду. Решения, принятые руководителями, себя не оправдали. Их амбиции были выше интересов страны!

- ЧМ-2002. Южная Корея действительно была так хороша или в полуфинал вышла только благодаря судейской помощи?

- Я буду принципиальным. Хиддинку я оставил команду чемпионов Азии, которая играла на Олимпиаде в 1996 году, но проиграла сборной Италии. А мы помним, как выигрывала Южная Корея на домашнем чемпионате, как были побеждены Италия и Испания… У меня осталось двоякое впечатление. С одной стороны, я с большой симпатией отношусь к этой стране и по сей день сопереживаю. Но тот результат не соответствовал действительному положению сил на ЧМ. Была очень хорошая, мобильная, старательная сборная Хиддинка, но очень много было судейских ошибок в пользу корейцев, что сказалось на итоговом распределении мест.

- Почему с тех пор южнокорейцы не проявили себя ни на одном из мундиал ей, а на последнем ЧМ в Бразилии выступили едва ли не хуже всех?

-Тренера корейской сборной на ЧМ-2014 Хон Мюн Бо я хорошо знаю, потому что привлекал его к играм на ЧМ-1994. Интересный, интеллигентный, центральный защитник с хорошими способностями в развитии атаки. Но для управления командой ему не хватает авторитета. Думаю, были и просчеты в подготовке.

 

Коноплянка и Ярмоленко не всегда себя проявляют

-Лучший ЧМ и ЧЕ по версии Бышовца?

- Интересный вопрос, надо вспоминать. Я действительно помню почти все чемпионаты Европы. Для меня лично более значимый 1968 года. В нем была невероятная интрига. Быть может, плохое оставляет более сильный отпечаток? Организационно не удалось сохранить команду и создать условия для тренера. Плюс соперничество с Италией, два финала Италия — Югославия.

По миру я могу с уверенностью сказать — ЧМ-1982 в Испании лучший! «Впечатляющим было первенство и в 1970 году. Хороший турнир был в 1974-м.

Удивился, когда ко мне подошел главный тренер сборной ГДР в 1974году (Георг Бушнер.-В. П.), который победил на том первенстве чемпионов мира ФРГ. Он неплохо разговаривал на русском языке. Для меня было очень важно знать, как ему это удалось? Он говорит: «Я могу сказать только одно. В подготовке к этому матчу с ФРГ игроков не надо было морально подготавливать. Это были настолько принципиальные соперники, что игроки сами по себе были заряжены на борьбу».

- Чего ожидаете от ЧЕ-2016?

- Есть явные лидеры. Прежде всего, надо говорить о сборной Германии и Франции. Плюс Испания. Это три команды, которые будут претендовать на первое место. Очень интересная команда у Миши Фоменко. Единственное, что меня смущает — лидеры сборной. Они не всегда себя проявляют. Очень часто в главных матчах Ярмоленко и Коноплянке не удается повести команду за собой. Лидеры нужны!

- Кому вы пророчите большую славу?

- Коноплянка уже играет в Испании. Но и у Ярмоленко есть потенциал, чтобы выйти на уровень Шевченко и Блохина. Ему срочно нужно выходить на новый виток. Качество украинского чемпионата, хотим мы это или нет, уже скомкано, соперничество ограничено только двумя матчами, может быть, тремя, если взять Кубок. При игре в другом чемпионате талант и способности Ярмоленко могут раскрыться намного ярче!

- В России футболисты такого калибра есть?

-Я бы не сказал. Таких явных лидеров в России сегодня нет. Есть способные игроки, потенциально сильные, но не больше. Если на Ярмоленко и Коноплянку есть спрос в Европе, то на российских игроков спроса практически нет.

- Каким вы видите решение политической проблемы, если на ЧМ-2018 попадет Украина?

-Я думаю, об этом стоит говорить в последнюю очередь. Вообще, думаю, Украина попадет, несмотря на уменьшение количества команд в национальном первенстве. Мне звонят украинские футболисты, с которыми я работал, и мы с ними обмениваемся мнениями. Конечно, они рассказывают о насущных проблемах, ограничении материальных возможностей клубов. Но все равно, считаю, это не помешает Украине попасть на следующее мировое первенство.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Карьера. Финансы
  • Мужская карьера

    Молодые неженатые мужчины возраста 20 – 28 лет, считают главным для себя построить карьеру, как можно быстрей. Рядом с ними должна быть красивая женщина, чтобы можно было... 
    Читать полностью

Держи себя в форме
Loading...