Киевлянка Людмила, вздыхая, откладывает из своей небольшой зарплаты очередные 3.000 грн к на репетиторов для дочери-старшеклассницы. Следующим летом девочке сдавать тесты внешнего независимого оценивания (ВНО). Она хорошистка, учится в обычной общеобразовательной школе, но, по мнению Людмилы, учителя не дают достаточно знаний, чтобы получить высокий балл при сдаче экзамена.

«Они, мягко говоря, не семи пядей во лбу, и по большому счёту им глубоко всё равно, как дети сдадут тесты, поэтому и не напрягаются», — объясняет мать.

Людмила отказывается называть свою фамилию и номер школы, опасаясь мести со стороны учителей в виде низких оценок в аттестате дочери.

По данным Минобразования, ежегодно в стране оканчивают школу до 300 тыс. подростков. И всё большему их числу перед институтом требуется репетитор, утверждают эксперты.

Ольга Пфау, администратор центра прикладного образования Логос, который специализируется на репетиторских услугах, в последние три года отмечает рост числа своих клиентов на 50%.

«Это беда, и очень большая беда», — сокрушается Игорь Ликарчук, директор Украинского центра оценивания качества образования (УЦОКО).

Эксперт считает, что причина репетиторского бума — катастрофическое падение уровня школьного образования. Учителя, получающие мизерные зарплаты, не заинтересованы в эффективности своей работы. Кроме того, их квалификация тоже оставляет желать лучшего.

В ходе эксперимента, проведённого УЦОКО в одном из регионов страны, учителям предложили самим пройти тесты ВНО. Со всеми заданиями справились не более 5% школьных преподавателей, шокирован результатами Ликарчук. Эксперт не называет область, где проводились исследования, но утверждает: в целом по стране дела обстоят ещё хуже.

 

Педагогическая проза

Биология обошлась в 120 грн за занятие, физика — в 150 грн, украинский — в 200 грн, озвучивает затраты на дополнительные занятия для сына Марина Коваленко, начальник юридического департамента одного из банков.

В итоге на репетиторов семья выложила 2.500 грн в месяц — шестую часть бюджета. Впрочем, не зря: сын успешно поступил на факультет стоматологии в Киевский медицинский университет Украинской ассоциации народной медицины.

А вот Людмила откладывает на дополнительную подготовку дочери и того больше — треть семейной копилки, или 24 тыс. грн за восемь месяцев.

«Столько же стоит год контрактного обучения в вузе, — сравнивает киевлянка. — Но траты на репетиторов увеличивают шансы хорошо сдать ВНО и поступить на бюджет, а значит, сэкономить сумму в пять раз больше».

С необходимостью улучшать знания, полученные за 12 лет школы, сталкиваются и выпускники престижных дорогих лицеев и гимназий.

«Наш школьный курс не включал всего, что было необходимо к сдаче ВНО. В тестах встретилось несколько заданий, которые я бы не сделал, потому что попросту не знал как», — рассказывает Андрей Иванов, выпускник одной из центральных спецшкол Киева, а ныне студент Национального авиационного университета.

Многие учителя не проявляли инициативы в объяснении нюансов выполнения тестов, вспоминает Иванов. Апатия педагогов — типичное явление для отечественной школы, полагают эксперты.

«Учителю совершенно не интересно, что происходит с учениками после выпуска и насколько успешно они сдадут вступительные тесты, — говорит столичный преподаватель и репетитор Олесь Обертас. Он не несёт никакой ответственности за выставленные им оценки и успеваемость учеников».

Александр Павленко, окончивший в этом году одну из харьковских школ, вспоминает, с чего начала учебный год в его выпускном классе учительница математики.

«Она сказала: «Давайте не будем отнимать время друг у друга. Те, кому нужна математика, всё равно занимаются с репетиторами. А тех, кому она не нужна, незачем нагружать ненужной информацией», — вспоминает Павленко, но номер школы называть не хочет, ведь там ещё доучивается его младшая сестра.

В итоге класс занимался своими делами, а учительница своими. Для создания видимости учебного процесса она предупреждала нескольких учеников, какие вопросы задаст им на следующем уроке, чтобы они подготовились, продолжает рассказ Павленко, — так в журнале появлялись новые оценки.

По рассказам дочери Людмилы, их преподавательница географии выставляет отметки, вовсе не спрашивая урок, а просто ориентируясь на успеваемость ученика по другим предметам. Не в восторге дети и от уровня знаний педагогов, на их взгляд, далёких от современных средств получения информации.

«Круглосуточно сидя в Сети, мы стали знать больше, чем учитель физики, — отмечает Павленко. — Ну представьте, он нам на пальцах про транзисторы, а мы ему на планшете про квантовые теории. И после этого кто из нас учитель?»

 

Система демотивации

Учительница одной из средних школ Днепровского района столицы, по понятным причинам не называя своих имени и фамилии, объясняет Корреспонденту, почему её коллеги зачастую работают спустя рукава. По её наблюдениям, ещё в средних классах более сильных детей родители стараются перевести в платные учебные заведения. Остаются не слишком способные или те, чьи родные финансово не тянут лицей.

«А если в классе все слабые, то преподавателю нет смысла заниматься по дополнительным учебникам, повышать свой уровень и качество знаний детей, — объясняет педагог. — Ему главное, чтобы они хоть как-то усвоили обязательную программу. Постепенно он начинает деградировать и со временем уже сам сомневается, как правильно писать — «карова» или «корова».

В итоге успеваемость и так не слишком прилежных школьников всё больше падает, но их наставников это мало заботит. В частной школе родители ещё могут потребовать смены преподавателя, ну а в обычной любой учитель на вес золота.

Вакансии в их школе «висят» по нескольку месяцев, отмечает собеседница Корреспондента.

«Высшая категория, несколько десятков лет стажа — это примерно 2.500 грн ставки в месяц, — объясняет учительница. — Остальное — доплаты от городских властей, классное руководство, проверка тетрадей. Не набегает даже 5.000. Поэтому молодёжь работает максимум месяц и увольняется».

При этом молодые педагоги, хотя и претендуют на высокие заработки, порой не соответствуют даже тем окладам, что им предлагают, отмечают эксперты. Юным коллегам, которые просят поделиться опытом репетиторства, Обертас в первую очередь предлагает самим пройти школьные тесты.

«Было несколько учениц с пятого курса филфака, которые еле набрали 140 баллов из 200 возможных, — делится результатом преподаватель и тут же делает вывод: — То есть разницы [е уровне подготовки] между выпускниками вуза и старшеклассниками в принципе нет». ,

Низкое качество высшего педагогического образования Обертас объясняет тем, что любой предмет в вузе преподают вразброс, по одной части за курс. К выпуску всё постепенно забывается, а целостной картины нет. Свою роль играет и устаревшая методика преподавания.

«Когда я оканчивал университет, параллельно работал в вечерней школе, — вспоминает Обертас. — Тогда я понял: те, кто учит нас методике преподавания, сами ни разу за 40 лет не были в школе и.совершенно не ориентируются в том, что там происходит».

Обучение в университете было так же оторвано от школьной практики, как Земля от Марса, ,. заключает репетитор и делает вывод о замкнутом круге: плохо подготовленного выпускника плохо учат в педагогическом вузе, а окончив его, он приходит в школу, и всё повторяется.

 

Учёные советы

О том, насколько неподготовленными выпускники средней школы приходят в вуз, хорошо известно Роману Вернидубу, проректору по учебно-методической работе Национального педагогического университета им. Драгоманова (НПУ). По его словам, вузу даже пришлось разработать дополнительные программы для подтягивания первокурсников до нулевого уровня.

«Хотя такие спасательные круги не могут системно изменить ситуацию», — сетует Вернидуб.

Недаром за последние три года снизились показатели успеваемости и в самом педвузе: на 5% — у специалистов и на 8% у магистров. Число дипломов с отличием сократилось с 36% в 2012 году до 28% в 2014-м. При этом показатель отчисления неуспевающих студентов остаётся на одном и том же уровне — 6%.

Правда, Вернидуб своих подопечных защищает: мол, им сложно адаптироваться к вузовской подготовке после школы. Снижение общей успеваемости проректор объясняет ужесточением требований — по его словам, за студентов крепко взялись. Всё это должно означать, говорит Вернидуб, что в будущем в школу придут более квалифицированные специалисты и качество обучения школьников повысится.

Обертас советует не слишком на это надеяться, а повышать уровень грамотности снизу. Идеальный вариант — контролировать, как ученики определённого учителя сдали ВНО. Преподаватель будет заинтересован, чтобы именно его подопечные получали высшие баллы при сдаче тестов. Таким образом он подтвердил бы свою квалификацию и получил прибавку к зарплате, считает эксперт.

Харьковский выпускник Павленко не сомневается, что система школьного образования нуждается в радикальных преобразованиях, и для своего возраста даёт вполне здравые практические советы власти.

«Сделайте так, чтобы учитель хотел и был заинтересован учить школьников, — обращается Павленко к чиновникам. — Нет возможности платить выше зарплату -заинтересуйте лучших из них скидками на оплату коммуналки, сделайте бесплатным проезд в муниципальном транспорте, дайте льготы на покупку необходимой литературы. Делайте хоть что-нибудь. Иначе настоящие учителя просто исчезнут как вид».

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Карьера. Финансы
  • Мужская карьера

    Молодые неженатые мужчины возраста 20 – 28 лет, считают главным для себя построить карьеру, как можно быстрей. Рядом с ними должна быть красивая женщина, чтобы можно было... 
    Читать полностью

Держи себя в форме
Loading...