Команда «Шахтер» и стадион «Донбасс Арена» были счастьем и гордостью Донецка — красивый стадион, сильная команда, лучший тренер. На футбол ходили семьями, знали по именам всех игроков и по вечерам пили за их победы пиво на лавочках под ареной. Даже болельщики команд-соперниц отмечали, как хорошо клуб работает с фанатами и как удается ему это особое единение с городом и народом. «Мы — ваши», — говорил «Шахтер» всему Донбассу. Вы бедные, а мы состоятельные, у вас старые дома, а у нас роскошные базы и стадион, от которого захватывает дух, но и ваши небезопасные шахты, и наши громкие быстрые машины, и ваши чумазые лица, и наши застрахованные колени — это все одно сердце Донбасса, блестящее, круглое, как футбольный мяч, живое сердце.

В начале июля команда бежала в Харьков, а оттуда уже официально переехала в Киев. Решение это приняли еще в июне, когда УЕФА, ФФУ и Премьер-лига официально объявили, что в зоне боевых действий в футбол не поиграешь, но спокойному и размеренному переезду помешали взрывы и стрельба.

Месяцем ранее, пока на востоке Украины медленно разворачивался фронт, турки отчаянно торговались за бесценного тренера Мирчу Луческу, который у них что-то вроде национального героя. Они даже называли даты, когда Мирча снова начнет муштровать стамбульский «Галатасарай». Война была на пороге, казалось, уходить из «Шахтера» нужно сейчас, но Луческу остался. Последовательно и настойчиво вернули в клуб попытавшихся сбежать в более безопасные страны нападающего Дентиньо, полузащитников Дугласа Косту и Алекса Тейшеру. Физически подготовленные, здоровые и быстрые мужчины нужнее сейчас Украине, и, как оказалось, не только в армии.

Вместе с командой переехала вся королевская конница: пиар, маркетинг, отдел хозяйственного обеспечения, офицеры безопасности, фотографы, хостес, администраторы, хозяйственники, ивент-менеджеры, няни, дети и жены. В электронных подписях сотрудников, которые сводят меня с игроками, до сих пор указан рабочий адрес в Донецке: улица Челюскинцев, 189.

Теперь почти все футболисты живут в отеле. Они там немного как на сборах — только некуда возвращаться, и немного как подростки в лагере отдыха — только им все можно. Иностранные легионеры не жалуются -их не очень заботит судьба Донбасса и Украины в целом. Им удобно и иногда даже весело. Но капитан Дарио Срна, играющий в «Шахтере» с 2003 года, уже чувствует, что его лишили дома. Его, правда, не интересует, кто там и с кем воюет. Он хочет безопасности и мирного неба над головой. Двенадцать лет назад он уже пережил войну в Хорватии.

- Это очень неудобно, некрасиво и вообще лучше, когда этого нет, — считает Дарио. — Есть люди, которые в этом разбираются, пусть они сделают так, чтобы война закончилась как можно быстрее.

Я говорю, что может оказаться, что таких людей нету.

- Нету? — Дарио изумленно выгибает брови.

У него с семьей удобная квартира и все в общем-то нормально, но Дарио рассказывает, что каждый день после тренировок игроки говорят о том, как хочется скорее обратно в Донецк. Он знает, как много значит команда для Донбасса, и уверен, что они должны работать и выигрывать, пока идет война, — это помогает людям мыслить позитивно.

У автобуса перед тренировкой можно подслушать, что Донбасс — это Украина, и шутки на французском и испанском языках. Я встречаю вратаря Андрея Пятова. Жена и двое детей Пятова уехали отдыхать в Крым, и вернуться им уже некуда. Крым аннексировала другая страна, но им это не мешает — там, утверждает Андрей, не чувствуешь, что это Россия. Разве что выросли цены. В Киеве команде создали самые комфортные условия, но дома лучше, и Пятов считает, что команде разлука с домом может помешать. Кому-то было выгодно начать там военные действия, говорит он. Люди в Киеве почему-то же вышли на Майдан с пустыми руками. Жители Донбасса тоже могли бы добиваться своего мирным путем и массовыми забастовками. Но кто-то дал им в руки автоматы. Кто — он не знает. Он футболист, в политику не лезет. Сотрудники пиар-службы просят больше о политике с игроками не говорить. Материалы согласовывают быстрее, если они только о спорте. И, конечно, лучше не упоминать президента клуба. Вообще.

Игроки не знают и не хотят думать, сделал ли их работодатель, президент клуба «Шахтер» Ринат Ахметов достаточно, чтобы на Донбассе не пролилась кровь. Им хватает того, что о них так хорошо позаботились. Мяч везде круглый, поле везде зеленое, говорят они, уповая на свой профессионализм и радуясь результатам.

Формы на примерку приносят красивые девушки, на тренировки ездит фотограф и оператор, с командой постоянно находятся врачи, а неподалеку от скопления футболистов всегда прогуливаются одна-две няни с маленькими детьми. Детей постарше устраивают в сады и школы. Жены ребят тоже не должны переживать, не должны страдать, не должны скучать.

Нет ничего удивительного в том, что стоит это дорого. Менеджмент утверждает: в Киев перевезли ровно столько людей, сколько необходимо для работы по регламенту украинской Пемьер-лиги и регламенту проведения европейских матчей. И еще чтобы игроки могли работать и восстанавливаться после тренировок.

Александр, отвечающий за безопасность во время поездок команды, использует специальное слово: «лишенцы».

- Мы не беженцы, мы ниоткуда не бежим, — рассказывает он на Святошинской спортивной базе, где игроки нарезают круги по полю, прыгают через барьеры и перекидываются мячами. — Мы лишенцы. Мы лишены дома.

Луческу зорко следит, чтобы никто не подходил к полю, на котором тренируется команда. Его раздражают посторонние на тренировке, ведь это таинство. Говорят, с июня он постоянно в плохом настроении. Крайний полузащитник Бернард Калдейра только прилетел — будет целый день просто бегать.

- А то включится в игру, рванет за мячом и сдохнет, -шутит оператор, который снимает разминку с почтительного расстояния, — а он знаете какой дорогой?

На Святошинской базе много комаров, и иногда пробегают между елей маленькие девочки-гимнастки.

- В Киеве хорошо, — говорит Вика, менеджер по организации матчей. — Только очень грязно, прямо жаль вас стало. ДНР — конченые твари, никто из адекватных людей их не поддерживает. Они просто забирают у жителей то, что у них было: крадут детей и требуют выкуп, взрывают офисы, угрожают расправой семьям и вымогают деньги.

У всех, кто переехал с клубом, есть родственники и знакомые, которые пострадали или погибли. Вика работает в клубе больше десяти лет, организовывает матчи всех уровней. Любит ездить во Львов, где команда проводит все домашние игры. Там, конечно, стадион со времен Евро-2012 уже разваливается потихоньку, не чета их любимой и ухоженной «Донбасс Арене», но люди чудесные. Команда много общается во Львове с прессой, устраивает открытые тренировки.

- Хочется показать, — объясняет Вика, — что люди с Донбасса не монстры. И к нам всегда все добры.

Через десять минут ей придет смска от подруги, которая осталась в Донецке: «Все, в «Донбасс Арену» попали немножко». Еще через три дня стадион, который Вика, игроки и сотрудники клуба полюбили еще до того, как под него вырыли котлован, повредят уже серьезно. Пустой стадион обстреляют прицельно. Просто так.

 

 

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Карьера. Финансы
  • Мужская карьера

    Молодые неженатые мужчины возраста 20 – 28 лет, считают главным для себя построить карьеру, как можно быстрей. Рядом с ними должна быть красивая женщина, чтобы можно было... 
    Читать полностью

Держи себя в форме
Loading...